Что это за фестиваль такой?
Это новые истории для детей и подростков, созданные актуальным языком для современного зрителя. В программе — спектакли на большой, малой и камерной сценах БТК, ярмарка новой детской литературы от ведущих издательств, лекции от ведущих переводчиков, издателей, психологов, мастер-классы для детей и батл эскизов: показ эскизов молодых режиссеров по новой детской литературе для директоров петербургских театров.
Почему мы решили его сделать?
Идея выросла из большого внимания и зрительской любви к спектаклю «Мой дедушка был вишней» — первой постановке «БТК-лаб» — лаборатории, где молодые режиссёры под руководством Руслана Кудашова готовят эскизы по новой детской литературе. Стало очень понятно, что зрителям не хватает в театре новой детской литературы, в которой с ними бы говорили на одном языке.
Детский репертуар большинства театров России в основном состоит из давно ставших классикой произведений: «Колобок», «Муха-Цокотуха», «Рикки-Тикки-Тави», «Айболит», «Бармалей». Между тем, книги многих современных издательств («Самокат», «Поляндрия», «Розовый жираф» и других) ничем не уступают классике с художественной точки зрения. Истории современных авторов раскрывают вечные темы, при этом герои книг часто живут в современном мире, что делает их близкими и доступными современным детям.
Что главное в программе фестиваля?
Постановки режиссёров, которые напряженно ищут театральный язык для разговора с юной аудиторией. Основные критерии, которых мы придерживались при отборе спектаклей для детей и подростков от 4 до 16-ти лет — увлекательный, экспериментальный и по-настоящему современный.
Ещё кое-что хотим сказать
Мы покажем, что нет детских и недетских тем или вопросов, что мир детства — далеко не безоблачен, что любое событие или явление в юном возрасте требует не меньшего осмысления и проживания, чем в мире взрослых (не говоря уже о «переходном»).


Это был информационный текст, а теперь почитайте Письмо Руслана Кудашова о задаче фестиваля, способности мыслить и видеть в детях сначала людей.
Made on
Tilda